about_visotsky01: (Default)
[personal profile] about_visotsky01
Вместо послесловия

Изучение “Райских яблок”, одной из самых загадочных песен Высоцкого, находится в самом своем начале, и мне показалось логичным закончить книжку главой, в которой собраны заметки, сделанные по ходу анализа сюжета “Яблок” и не вошедшие в основной текст, – своего рода открытый финал.

Яблоки

* * *
Отправляется герой в рай не за яблокам и, а за раем. Но попав туда, заговаривает о яблоках, и, в отличие от начального неизменного стремления в рай, эта часть текста со временем изменяется. Вначале, в наброске 1975 года, герой хочет набрать яблок для себя – забавы ради:

И начну их бросать по пушистым седым небесам.

Мотивировка кражи яблок появилась так поздно, потому что герой вначале – пацан и ведет себя как юнец. Ведь и правда, воровство яблок в саду – подростковое занятие.

Потом он по-прежнему захочет набрать яблоки для себя – теперь уже поесть:

В райских кущах покущаю яблок.

И наконец в этом месте сюжета появится нейтральное:

Наберу бледно-розовых яблок, –

чтобы к концу текста развернуться в сторону тех, кто остался там, в живой жизни, и ждет возвращения героя из путешествия в сказочный мир его фантазий.

* * *
Этап, что ринулся в рай через ворота, в кущи-сады не попал, герой оказался там один. Получается, раз яблоки есть запрещено, те, кто не собирается этого делать, их и не увидят. Не встретятся, так сказать, с соблазном. Косвенно поддерживает эту идею описание находящейся за воротами лепоты-благодати, в которую попали люди этапа, ринувшись в открытые врата: там нет ничего про яблоки, даже ассоциативно. А есть хлебный дух, вата, “нахлебался”, “отравлен”, сладость, “язык к нёбу льнет”, липко во рту, лепоты полон рот (всё это – с общим смыслом “затыкают рот”. Помните – “Отвечайте же “Я!”, ведь звучат только гласные буквы...”). У Высоцкого райские яблоки – не соблазн, а шанс.

* * *
Мотив множественности яблок повторяется вариативно. При повторении он конкретизируется: место неопределенного множества (“яблоки”) в финале заступает конкретное множество (“пазуха яблок”), – и прирастает смыслом, становится более смыслоемким. Конкретность в мире Высоцкого сильнее неопределенности: чем конкретнее образ, тем он значимее, тем бОльшую смысловую нагрузку несет в тексте.

* * *
Мороженые яблоки – нежизнеспособность абстрактной идеи вне связи с реальной жизнью (тоже и переносный смысл: в мире Высоцкого он питается из своего источника, прямого смысла слова).

* * *
Мотив согревания холодных яблок своим теплом (“Их за пазухой телом согрев”) был избыточен, потому в более поздних вариантах заменен на “пазуху яблок”: что яблоки холодные, в тексте сказано раньше , а то, что человек согревает яблоки за пазухой своим теплом, – очевидный смысл.

* * *
Добрый день! Где сады, в коих прорва отъявленных яблок? [Р2-4]

Слово “отъявленный” вызывает устойчивые негативные ассоциации, недаром оно употребляется в отрицательном контексте: отъявленный плут, мошенник, негодяй, двоечник. Этот неожиданный эпитет к заглавному образу показывает, что в сюжете РЯ находятся яблоки в негативном ассоциативном поле и преображаются лишь в конце, согретые теплом человеческого тела, теплом живого чувства. Тогда же, кстати, они остаются просто яблоками, без определений.

* * *
Самый любопытный из фразеологизмов в “Яблоках” – яблоки за пазухой – должен вызывать в памяти другой – “камень за пазухой”. Но преображающая сила человеческого тепла переборола даже такую устойчивую, известную ассоциацию...

* * *
В наброске 1975 года бросание яблок по небесам – очевидно пустопорожнее занятие, от нечего делать, лишь бы время убить и руки занять. В этой строке –

И начну их бросать по пушистым седым небесам –

откровенно просвечивает идиома “плевать в потолок”.

Убийства

* * *
Любопытные у Высоцкого убийства. В земном героя наказали за украденных лошадок, но сами лошадки остались при нём да и вообще потом оказались его конями. Так, может, он лишь вернул себе своё? То, что раньше потерял? Может, он выходит из творческого кризиса, дар возвращается к нему? А в райском убийстве ангел-снайпер дождался, пока герой наберет пазуху яблок, достигнет поставленной цели, и лишь тогда сделал свое дело. Поставил печать. Засвидетельствовал метким выстрелом, что герой повзрослел.

* * *
У эпизодов земного и райского убийств есть неявная общая черта: в обоих случаях текст умалчивает о важнейших деталях события. Из эпизода райского убийства непонятно, набрал герой яблок или нет, – это выяснится лишь к концу, когда он упомянет о пазухе яблок. То же и с земным убийством: на то, что герой был убит, мы выясняем косвенным образом, – сперва он заявляет “Убиенных щадят, отпевают и балуют раем”, а потом попадает в рай.

* * *
Герой ожил с прибытием в рай (= со сменой точки зрения), и пропуск в жизнь ему не нужен. Райский выстрел этим пропуском и не является: это – печать инициации (ср. “как отметка на лбу”), подтверждение, что возмужание состоялось.

* * *
В райском убийстве нет пары мотиву падения из земного убийства. Это естественно: в раю своих фантазий герой не соприкасается с землей, почвой. Там он жив стремлением обратно, в живую жизнь.

Герой

* * *
В теме активности и пассивности, действия и бездействия героев ВВ нужно учитывать важный нюанс. В мире Высоцкого кроме физической активности персонажей есть и еще один, важнейший для него вид активности: отношение человека к себе и к жизни, его неравнодушие или безразличие. Для Высоцкого отношение к происходящему – один из видов деяния. Впервые тему затронул Юрий Шатин в эссе о песне “Тот, который не стрелял”. Он указал, что смысл двустрочия “Никто поделать ничего не смог. / Нет, смог один, который не стрелял” – “переход недеяния в деяние, как высшая форма героизма” .

* * *
Герои Высоцкого деятельны, в том числе и этот, а ни о каких иных действиях человека в раю, кроме срывания яблок, традиция нам не говорит. Это могло бы быть недостаточно весомым объяснением поступка персонажа для других авторов, но не для Высоцкого: он не фантазирует на пустом месте. Да, он видоизменяет и житейские реалии, и традиционные культурные образы и мотивы, но у всех его изменений твердая почва – опора на жизнь, на традицию.

* * *
Взросление героя происходит в процессе переживания опыта воображаемого пребывания в раю.

* * *
Герой отогрел своим теплом целую пазуху яблок-ледышек – свидетельство громадной жизненной силы, с преображением героя она вернулась к нему.

“Яблоки” – процесс перехода от молодости к зрелости, начало которого мы видим в песне “Истома ящерицей ползает в костях...”.

* * *
Жены, женщины нет в начале РЯ не потому, что герой одинок, а потому что он ее еще не чувствует. Она есть в его жизни, но ей нет еще места в его мироощущении. Впервые эта метаморфоза была опробована Высоцким в песне “Почему всё не так?..” Там персонаж сперва не ощущал связи вещей, то есть мира как целого. Это ощущение пришло к нему в результате горестных размышлений, на которые толкнула его гибель друга. Это перерождение, взросление и показывают два пейзажа, вернее, разница в ощущении героем окружающей природы в начале и в конце:

То же небо, опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух, и та же вода

Всё по отдельности, само по себе и – привычное, надоевшее. И как преображается эта опостылевшая, “пыльная” картина, когда герой обретает ощущение связи вещей:

Растворяется небо в лесу, как в воде,
И деревья стоят голубые.

* * *
В “Яблоках”, как и в других песнях Высоцкого, герой ощущает общность с другими людьми. И заключается она в том, что все люди наделены важнейшим в мире Высоцкого качеством: способностью делать выбор и действовать.

(Далi буде)

Profile

about_visotsky01: (Default)
about_visotsky01

November 2016

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 1415 16 17 18 19
20212223242526
27282930   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios